X

Скачайте сотни оформленных аудиокниг бесплатно и легально

Подтвердив подписку, Вы получите пароль для бесплатного неограниченного доступа к сотням профессионально оформленных легальных аудиокниг с сайта http://bibe.ru и Вам будут приходить уведомления о выходе новых бесплатных аудиокниг. В письмах может так же содержаться информация об интересных книгах, проектах, курсах, сайтах и т.п. Никакого спама. Отписаться можно в любой момент, перейдя по ссылке внизу каждого письма.

Скрыть блок выше

Александр Анатольевич Пасынский

Написать личное сообщение

АЛЕКСАНДР ПАСЫНСКИЙ (авторские песни) ЦИКЛ «ВОПЛОЩЕНИЯ» (странствия лирической героини) 1. МАСКА (пролог) Когда б свои прелестные черты Решила скрыть под карнавальной маской И, не щадя ревнивой маяты, Другого одарять наивной лаской, Когда б хотела скрыть вдруг стан и руки Под одеяньем темной, старой шалью, Приняв личину немощной старухи, Чтоб до порога чинно провожали, Когда бы голос свой неповторимый Сменила на жеманный писк девиц, То, не коря, доверчиво-игривым, Раскованным, рискованным, счастливым Искал бы я любовь меж томных лиц. Примстись кем хочешь - взглядом не обижу, Кокетничай, пажа чувств не храня: Тебя я под любою маской вижу И никого нет краше для меня. 15 марта 2000 г. 2. АНИТА Камни старых улочек крутых сбегают к моря синеве, Знойный полдень раскалил железо крыш, как будто на огне. Черная мантилья укрывает стан твой стройный, но все зря - Солнце тайны вмиг разоблачает, как в стекло одев тебя. Ани-та, тобой лишь живу и дышу, Ани-та, тебя днем и ночью зову, Ани-та, в тебе блеск всех звезд, все мечты, Свет миру несут только солнце и ты. На балкон, чтоб слышать серенаду, я молю тебя, спеши, И клянусь богами, что верней нигде не сыщешь ты души, Веером мне дай согласья знак и взглядом нежным и прямым, Чтоб меня волною счастья подняло к ногам твоим. Ани-та, тобой лишь живу и дышу, Ани-та, тебя днем и ночью зову, Ани-та, в тебе блеск всех звезд, все мечты, Свет миру несут только солнце и ты. Бархатом узорчатым путь к церкви я покрою пред тобой, Лепестками роз, как облаками, жар смягчив над головой. Под шатром любви я спрячу милую мою от бурь и гроз, Чтоб глаза ее не знали никогда соленых слез. Ани-та, тобой лишь живу и дышу, Ани-та, тебя днем и ночью зову, Ани-та, в тебе блеск всех звезд, все мечты, Свет миру несут только солнце и ты. 6 мая 2000 г. 3. ИДАЛЬГО Раскаленный камень - сердце у сурового идальго, Ни прижаться, ни согреться, будто сделан он из стали. Взор так холоден и резок, а слова - острей булата: Мнит он женскую неверность в бедах мира виноватой. Как его смягчить, утешить, разогнать дурные мысли? Как любовь мою поведать, без которой жить нет смысла? Превратиться б в воздух свежий, чтоб он мной дышал глубоко, Изнутри познал всю нежность, перестал жить одиноко. И Господь молитве тайной внял, как высшему завету: Тихо таю, исчезаю - жаль, идальго близко нету. И меня холодный ветер растворяет, развевает - Милый, где ж тебя я встречу? улетаю, улетаю... Знаю, свидеться придется нам нескоро, ах, нескоро - Звезды полнят все колодцы, водоемы и озера, Охлаждая камень сердца у сурового идальго, И стоит он заржавелый - видно, вправду был из стали… 1 июля 2000 г. 4. СИНЬОРИНА Синьорина в платье белом на балконе обомшелом Держит веер так несмело, дать какой не зная знак, - Чтоб душа моя запела иль навек рассталась с телом, Или песня б верх взлетела, освещая Зодиак.. Дай сигнал рукой прилежной, Взором ласковым даря, И тогда в объятье нежном Боль окончится моя. Синьорина в платье темном на балконе затененном Зонтик неопределенно держит - то ль его открыть, То ль размякнуть, то ль иссохнуть, То ль раскрыть пошире окна, То ль мне дать вконец намокнуть, То ли в комнату впустить? Дай сигнал рукой прилежной, Взором ласковым даря, И тогда в объятье нежном Боль окончится моя. Синьорина в платье черном, на балкон взойдя укромный, Опустила глазки скромно, чтобы место указать, Где я, крюк забросив ловко, проявив свою сноровку, Мог по лестнице к чертовке беспрепятственно влезать. Дай сигнал рукой прилежной, Взором ласковым даря, И тогда в объятье нежном Боль окончится моя. 7 июня 2000 г. 5. МАЗУРКА Снежно бел узор на окнах, свежий иней на ветвях, Грациозная походка, блещет жемчуг на плечах. Свечи яркие пылают, гулко музыка гремит, Граф ясновельможной пани в танце тихо говорит: «Я смертей видал немало, духом тверд всегда в боях, Рук чужих не знала сабля достославная моя, Но впервые мне победа больше в битве не нужна - Вот рука моя и сердце, будьте, пани, мне жена!» Но она взглянула гордо, приподняв соболью бровь: «Граф, не клятвой и не кровью мерят женщины любовь! Если страсть в душе достойной захмелела без вина, Пусть в романсах, а не в войнах даме скажет все она». Граф опять: «Коль мил не буду, иль презрею свой обет И с другою вас забуду - мне тогда пощады нет. Я клянусь, нет больше цели - только б с вами рядом быть, Иль клинку найдется дело - жизнь мою остановить». На него взглянув лукаво, отвечает пани вновь: «Граф, не глупостью кровавой ценна женщине любовь! Если жаждет страсть награды, все простятся вам грехи, Коль споете серенаду иль подарите стихи». Бал стихает, и на окнах стаял инея узор, Свет свечей слегка поблек, но все ярок пани взор, Так изящны повороты, рдеет роза на груди... Граф окончил с жизнью счеты - Господи, прости! 15 мая 2000 г. 6. БАВАРСКИЙ ПРАЗДНИК Обаятельная фрау жизнерадостного нраву Под бодрящие литавры выступает не спеша, Праздник выдался на славу, смотрят фрейлины лукаво - Видно, с перчиком приправа, да и пища хороша. Губки яркие горят, обещания дарят, Ну а глазки так сияют, Что затмили весь наряд, Круглы щечки, как сыры, Словно йогурты свежи, Ну а попки - вот бы шлепнуть, До чего же хороши! Льется музыка быстрее, плечи движутся шустрее, Накрахмалено белея, юбки ластятся к ногам, Каблучки стучат сильнее, взгляд нежнее, чем у феи, Но опасней бритв острее язычки у милых дам. Губки яркие горят, обещания дарят, Ну а глазки так сияют, Что затмили весь наряд, Круглы щечки, как сыры, Словно йогурты свежи, Ну а попки - вот бы шлепнуть, До чего же хороши! 31 июля 2000 г. 7. АЛИСА В каком же сне чудесном, в душистом лежа сене, Тебя предвидел Кэрролл - осеннюю, весеннюю, Живущую бесстрашно в каком-то мире странном, Где солнца избегаешь ты. а вот дожди - желанны, Где, то с мечтой взмывая, то со снежинкой падая, Ты по ночам гуляешь в аллеях темных парковых... А что коты - улыбчивы и кролики с часами, То это так обычно, что знают детки сами. Ну, карточные штучки с ожившую колодой - А вот пройти на кухню сквозь щелочку попробуй, Жить, птицей припеваючи, пускай порой без денег, Всем ласково внимающей, хоть вовсе не в безделье. Конечно, за столетия переменилось многое И стала речка Темза величественною Волгою, И девочке Алисе уже не десять лет, Но сказке недописанной конца и края нет. 12 августа 2000 г. 8. МЭРИ ПОППИНС Звон каблучков по мостовой, Зонтика взлет над головой, Словно порыв, словно прилив, Словно морской прибой. Шляпка мила, юбка длинна, В легкой походке осанка стройна, Носик победно вперед устремлен, Каждый будет сражен! О, Мэри Поппинс, о, Мэри Поппинс, Няня любая и даже жена, Если мы спросим, скажет, что в профиль И в фас совершенна она. Ну-ка, ребята, живо в кровать, Времени мало будет поспать - Ждут приключенья, ждут похожденья. Если не станешь зевать. Для малышей стайки зверей, Клетки оставив, стали добрей, И леденцовые пальцы хрустят, Слаще чтоб был путь назад. О, Мэри Поппинс, о, Мэри Поппинс, Няня любая и даже жена, Если мы спросим, скажет, что в профиль И в фас совершенна она. 4 апреля 2000 г. 9. БЕГУЩАЯ ПО ВОЛНАМ На просторе моря синем, легче пены, по волнам В кружевах и кринолине пробегает Фрези Грант. Не нужны ей пароходы, бригантины, катера, Лишь с дельфином дружбу водит и так радостна игра. Ему так хорошо на кончике хвоста парить, как будто Балерина стойку держит на пуантах без партнера, но... На носу его танцует лихо Фрези Грант, вся светясь, как диамант. Буянят воды, пароходы тонут - сжалься, океан, Ах, сжальтесь, Фрези Грант! Но с ней дельфин, и он на кончике хвоста парит, как будто Балерина на пуантах без партнера, и... Не нужны им пароходы, бригантины, катера, Кто с дельфином дружбу водит - это навсегда игра, И в просторе моря синем, непокорная ветрам, В кружевах и кринолине вечно будет Фрези Грант «бегущей по волнам». 22 сентября 2000 г. 10. ЗАКАТ Над замком заалел закат, сверкая, как металл, Как будто явлен на парад небесный арсенал, Как будто всадники ночи несутся над землей - Их шлемы, латы и мечи над каждой головой. Нельзя никак остановить нашествия стихий, Но дева с крепостной стены поет свои стихи О том, как ласков звездопад, серебрян лунный цвет, Но что пока горит закат, им хода в небо нет. И присмиревший вмиг боец отвел свои полки, Угасло пламя, наконец, зажглись звезд огоньки, Покинул месяц облака и льет поток лучей, И нет мечей ни в чьих руках, и ярок свет очей. И наступает тишина - лишь легкий плеск воды, Лишь шепот листьев, и луна, и нет нигде беды. Как нежен песни дивный зов, и истина- ясна, Что в мире всем нужна любовь и не нужна война. 7 мая 2000 г. 11. ГЕТЕРА На лунный луч навевается стебель душистый, Кончиков пальцев касается локон пушистый, Но так опасно блестит сквозь густые ресницы Взгляд, как стрела, что к бойцу из бойницы стремится. Ей бы смягчить острие, чтобы, сбив, не убила, И тетиву в нежной лютни струну превратила, Тех, кто ей предан, сама бы чуть-чуть полюбила, То, что богиня она, на миг краткий забыла. Но у стрелы и у тела свои назначения: Смысл стрелы - пронизать тело без сожаленья, Честь для бойца - повстречать ее в срок точный спокойно, Гибнут тела и лишь после - кончаются войны. И нарождается мир, чтобы снова меняться, Женщин встречают мужчины, чтоб страстно влюбляться, Но так нечасты сошедшие с неба богини, Словно колодец в барханах великой пустыни. Кто им владеет, всех прочих на смерть обрекает, Жажду и злобу опять на земле воцаряет... Мудро колодец его всех привилегий лишает - Жажду достойных уняв, мир любви воскрешает. Снова на луч навивается стебель душистый, Кончиков пальцев касается локон пушистый, Снова прощально блестит сквозь густые ресницы Взгляд, как стрела, что к бойцу из бойницы стремится. 26 апреля 1998 г. 12. ЖЕ ТЕМ, МАДЛЕН! Под темной горой, хранимый водой, Стоит, окруженный высокой стеной, Увитый плющом, омытый дождем, Замок под лунным ручьем. А в нем так нежна , средь милых забот, Лилейно бела, как вишня, цветет, Легка, словно тень, светла, словно день, Парит между стен Мадлен... Же тем, же тем, же тем, же тем, Же тем, же тем, же тем. Спешу к ней, стучусь, вломлюсь и ворвусь, Опущен уж мост, и вот среди роз Я деву найду, к руке припаду, Шепну: «Же тем, Мадлен!» И ночь нас укроет, и звезды простят, Рассветной росою брак благословят, И, увлечен Венеры лучом, Расстанется Марс с мечом... Же тем, же тем, же тем, же тем, Же тем, же тем, же тем. А утром с зарей, на красных конях, С младою женой в могучих руках Покину я дом, а там за окном Рыдать останется мать. Но снова дорога несет нас вперед, В назначенный Богом орлиный полет, И безмятежно так спящей Мадлен Опять шепну: «Же тем!» Же тем, же тем, же тем, же тем, Же тем, же тем, же тем. 7 ноября 1998 г. 13. ВОСТОЧНЫЙ МОТИВ Стран-н-ных напевов дурман-н, тех чарующих стран-н, где бредут карава-ны, Тво-ой обольстительный стан-н сквозь одежды дурман-н проступает обман-но. А-а в королевстве Бутан-н горы, словно тюрбан-н повелителя ми-ра, Там-м Джомолунгмой я пьян-н, но ледовый капкан-н ждет средь снежного пи-ра. Меж них - волшебные сны вечной Мекки весны, куполов Тадж-Махала, Где ароматны сады у священной воды Брахмапутры и Ганга. Здесь, средь бесчисленных Будд, обо мне не забудь в томном дыме санда-ла, Ты, чьи прелестны черты, воплощенье мечты - мне всегда тебя ма-ло... Стран-н-ных напевов дурман-н, тех чарующих стран-н, где бредут карава-ны, Тво-ой обольстительный стан-н сквозь одежды обман-н проступает туман-но. 25 августа 2000 г. 14. НА ОСТРОВЕ ФИДЖИ На острове Фиджи - бикини и бриджи, и, будто парная, вода, И коль вам постыли нью-йорки, парижи, скорее езжайте сюда. Здесь фруктов навалом, и солнце напалмом над крышей бунгало висит, И дама, что вовсе не загорала, имеет вдруг угольный вид! Не надо пера, ни к чему карандашик - возьмет только чистый листок, Приложит свой пальчик и ручкой помашет письму, чей путь будет далек. И мне почтальон с тихой грустью доставит конверт, где дыра лишь была, И скажет: «Пылают так страсти красавиц, что письма сгорают дотла...» 13 сентября 2000 г. 15. САМБА В РИО Мили штормили, покуда мы плыли К милой Бразильи, да в гневных волнах, Там пляжи красивы, в пене, как в лилиях, Черны мужчины, да в белых штанах. Христос в синем небе над реями реет, А в бухте грохочет прибоя накат, Кого тут волнует, что можешь и смеешь, Коль самбу на Рио обрушил закат. О-о-о, здесь совсем не кино - Это жизнь, что бурлит, Всех сплавляя в котле-е-е-е в жгущее нежно желе... Птиц райского сада краски наряда Ярче, и вряд ли такие еще Найдутся улыбки, и тальи, как скрипки, И взгляды, летящие через плечо. А ритмы несут нас единой рекою, Второй Амазонкой из чувств и любвей, Наверно, Христос знал, что будет такое, Когда собой жертвовал ради людей. О-о-о, здесь совсем не кино - Это жизнь, что бурлит, Всех сплавляя в котле-е-е-е в жгущее нежно желе... 27 января 1999 г. 16. СОЗВЕЗДИЕ ДЕВЫ Чуть светится заря на небе полутемном, Но Дева средь созвездий давно уже не спит, А здесь ее сестра, глядя в окно бессонно, Единственному нежно, негромко говорит: «Как чудно засыпать в кольце твоих объятий, Как дивно ощущать блаженство чутких ласк, Но жаль во снах терять миг несравненно-сладкий - Как эльфу, запылать в огне любимых глаз». Среди иных миров, в непостижимой дали, Земной сестре внимая, созвездие горит - Но хладен Девы кров, душа ее печальна, И Марсу, тихо жалуясь, светило говорит: «Ах, если б засыпать в кольце твоих объятий, Как чудо ощущать блаженство чутких ласк, И вечность обменять на миг, когда так сладко Смогла бы запылать в огне любимых глаз». Две Девы, две сестры - небесная, земная, - Одной дано бессмертие, другой - исток любви... Которую из них Бог возвращает раю, Простив былую грешность - попробуй, назови! 4 октября 2000 г. 17. ЧУКЧАНОЧКА (в ритме бега оленя) Олэ, олэ, олэ-э... На окраине земли В тундре яранги взросли И над желтою морошкой Нудно стонут комары. Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук. Олэ, олэ, олэ-э... В море тешится тюлень, В стаде бегает олень, На тебя лишь нет аркана, Вот и грустен летний день. Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук. Олэ, олэ, олэ-э... Твои глазки так узки, Брови черные густы, Под песцовым малахаем Скулы шире головы. Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук. Олэ, олэ, олэ-э... Ты - упряжка, я - ездок, Без тебя я занемог... Иль в медведицу влюблюсь, Или утоплюсь! Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Чука, чука, чука, чук, Олэ, олэ, олэ-э-э-э-э…. 28 июня 2000 г. 18. ВАЖЕНКА Цокот тоненьких копыт... Кто во тьме лесной не спит И опавшею листвою под ногою шелестит? В ушках - посвист ветерка, Что там - плещет ли река Или кони от погони вдаль уносят седока? В серых глазках - огоньки... То ль ночные светлячки Или звезды, что как гроздья с Божьей свесились руки? Губы мягкие теплы, Их касания легки, Но чуть тронь - мелькнет лишь хвостик, так быстры ее прыжки. Так что смысла нет искать - Все равно ведь не догнать, Но, быть может, добровольно даст себя она поймать? Цокот тоненьких копыт У порога прозвенит, И в протянутой ладони сердце быстро застучит. 2 сентября 2000 г. 19. МОНОЛОГ РЫБЫ Я - рыба. Плыву под сияющей гранью Меж миром моим и воздушной средой. Она так опасна- и душит, и ранит, Но что же без воздуха будет со мной? Без яркого солнца, без пены летящей, Без волн баламутных и неба в зрачке... Иначе - глубь сонная, глупости рачьи, Заморы зимой и червяк на крючке. Я - рыба. Покуда сильны плавники И кожа упруга, и мышцы подвижны У грани я буду небес и реки, Близ нежного друга и радостей жизни. Чтоб длиться не в одах, а в детях и внуках, Во всем, что мне дорого, в том, что дарю. Что непогода - страшна лишь разлука... Что ж вы - острогой?.. Милый... Люблю... 7 мая 2000 г. 20. РУСАЛОЧКА Тишь мельницы старинной у запруды, Где, чуть журча, бежит еще ручей, Давно уж не тревожат... Даже в Судный День слух не устрашится здесь ничей. Хоть жизни все исполнено непраздной - Лягушки, рыбы, муравьи, жуки, Но замирает перед песнью ясной Отпущенницы сказочной реки. Над твердию земной прозрачно рея И сеть волос зеленых распустив, Она, словно над Рейном Лорелея, Поет один для всех веков мотив О той любви, несбывшейся, угасшей В слепце, что бросил счастие свое, Но нет в словах упрека - лишь участье К судьбе лихой избранника ее, Который, обезумев от стыда, Порою к старой мельнице приходит, Подругу ищет, но едва находит Круг на воде, что тает без следа. 10 апреля 2000 г. 21. СНЕГУРОЧКА Застигнута негаданным теплом, Коварства от зимы не ожидая, Дочь холода, морозно-ледяная, Заплакала прозрачным серебром. И заструилась светлая коса Ручьем, журчащим нежно и призывно, Сулящим деве свадебные гимны, Когда ее изменится краса - Без дорогих одежд, без лент блестящих, Алмазами расшитых рукавиц, Она предстанет теплой, настоящей Среди веселых и задорных лиц. Любовь зажжется, счастием согрета, Навстречу лету радостно стремясь... И вдруг ручей иссяк, а девы нету: Слова остались, жизнь - оборвалась. 14 мая 2000 г. 22. ЗАКРОЙ ГЛАЗА Закрой глаза и растворись В красе, нам явленной случайно, Как пред тремя богинями Парис, Не тщась постичь очарованья тайну. Но знаем мы нетленность красоты, Объемлющей мир вечно и едино, Хоть так ее изменчивы черты И прелесть их никак не повторима. И пусть уж не судить богинь, И золото у яблок только в цвете Нам ведом жар безжизненных пустынь, Когда стремглав весна сгорает в лете. И коли жаждешь истинной любви, Ищи в избраннике чувств утреннюю свежесть, Тишь мудрых слов, и рук неспешных нежность, И только это имя назови. 16 сентября 1999 г. 23. ТАНЕЦ ПОД ДОЖДЕМ Проходя бостонно, чуть шаля, Грациозно подобравши платье, Фея иль рассветная заря, Жизнь, судьба моя, образ сентября, Танец свой вершит, где дождик скачет. А с блестящих крыш бежит вода - Чем вам не шутихи Петергофа? Как прекрасны вешние года, Коль ты не одна, и твоя страна Хоть и не Эдем, но не Голгофа. Странно стал прозрачным вдруг наряд - Платьице изящное намокло... Обнимает мой влюбленный взгляд Прелести наяд уж не наугад, А как сквозь струящиеся стекла. Вальсбостонным шагом, чуть шаля, Приподняв подол легчайший платья, Фея, петербургская заря, Жизнь, судьба моя, образ сентября. Танец свой вершит, где дождик скачет. 11 сентября 1999 г. 24. СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА Средь осенних задумчивых лип, В перекрестьи аллей и дорожек Возвестил мне загадочный лик О мирах неземных, невозможных. В них смешение наций и рас, Языков, песен, танцев, традиций, Ах, увидеть бы их только раз, Раз уж там не дано мне родиться. Попытаться прозреть и понять, Заслужил чем явление чуда, Эту жгуче влекущую прядь, Чье касанье уже не забуду. Сохрани же, Господь, аромат Тонких рук и доверчивость взгляда, Жаль, что так пред тобой виноват, Что подобной не стою награды. За нее лишь молю - обогрей, Не позволь взор туманить слезами, Сбереги ее - в память страданий Богоматери нежной своей. 28 октября 1998 г. 25. НОЧНАЯ ПЕСНЯ Напой мне, красавица, песню ночную, Пусть струны дрожат в такт мерцанию звезд, Нанижутся ноты на лунные струи И вместо пюпитров - узоры берез. Откуда нисходит мотив этот вольный, Не знаю, но сердце так сладко стучит, Он нежной рукою снял горе и боли, Надежду и веру в любовь мне дарит. Длинна жизнь, но кратки так искорки счастья, Когда шлет нам солнце свой ласковый луч, Но даже в ночи, в знак вниманья, участья Напомнит о нем ясный месяц средь туч. Влекомый воздушною теплой волною, Уносит нас к небу ковер облаков И словно все снова, и в мире нас двое, И яблоки целы, и нету грехов. 1 августа 1998 г. 26. В ЗВУКАХ РОМАНСА Остаться бы навеки средь музыки столь страной, Отдаться звукам песни таинственно-гортанным, Жемчужный бархат платья торжественно струится, А слезы градом катятся. а слезы градом катятся, а слезы градом катятся По отрешенным лицам. Откуда, из каких времен ниспослано нам чудо? Сколь жизней не прошло б еще, но я не позабуду, Как затуманен взгляд ее и шея лебедина... Она поет для каждого, она поет для каждого, она поет для каждого, Но слышим мы едино. 10 января 2000 г. 27. БЕЛЛА Мир наполняют запахи и звуки, Касанья ветра, кружево цветов. Из тьмы и света, радости и муки Вдруг возникает музыка стихов. Поэта дар свободен и небесен : Эссе и пьесы вряд ли вознесут К божественной естественности песен, Благословенной ясности минут. Мечта, летя за видимою гранью, Воздушным змеем увлекает мысль ... Продли же, Господи, души исповеданье, Подобной молнии,но обращенной ввысь. Не дерзостно молю, но в состраданьи Тем , кто доселе не увидел сна, В котором лебединою гортанью Царевны Беллы вествует весна. 14 апреля 1997 г. 28. ПОЕТ МИРЕЛЛА ФРЕНИ В непорочном зачатьи роднится с мелодией слово, В непорочных устах возникает волшебный вокал, К непорочным ушам обращен этот ангельский голос, Непорочной душою одной стал взволнованный зал. Над притихшей Москвой расцвело итальянское небо, Средь зимы вдруг повеяло нежной миланской весной, Эту сказку, загадку, легенду, мистерию, небыль Не могу разгадать, но она постоянно со мной. Темен низменный мир , царство волка , гиены, шакала, Но над ним есть Кавказ с мамисонским парящим орлом, И божественный голос Миреллы в театре “ Ла Скала”, Возвещающий радость жить в мире высоком, ином. И какая бы пропасть еще не легла пред Россией, И какой бы антихрист грозить не пытался перстом, Никогда не унизить тех, кто слышал звук этот дивный, Иль увидел глаза под язвящим терновым венцом. 9 декабря 1997 г. 29. ВАШИ ШАГИ Россыпью звезд вышит купол ночи, Мерцаньем маня, непостижною далью, И шествие грез через пламя свечи Чарует меня, прерывая дыханье. Ваши шаги - бесплотно-легки, А взгляд так лучист, прелесть милой улыбки, И пальцы чутки прохладной руки, И голос звучит нежноречием скрипки. Приходит рассвет гонителем бед, Заря нам сулит ясность радостных буден, И солнце пройдет голубой небосвод, Но тайна свечи в его блеске пребудет. Ваши шаги - бесплотно-легки, Взгляд добр и чист, обаянье улыбки, И пальцы чутки прохладной руки, И голос звучит нежноречием скрипки. Засыпает Москва, стихают слова, Догорает закат над Поклонной горою, Но гитара в руках, и на бал при свечах К вам стремится душа, словно кони - в ночное. Ваши шаги - бесплотно-легки, А взгляд так искрист над сияньем улыбки, И пальцы чутки прохладной руки, И голос звучит нежноречием скрипки. 22 октября 1998 г. 30. ПОСЕЩЕНИЕ Я посетил дом благостно-старинный, Где царствует столь искренний уют, Где старость с радостью живут так непривычно-неделимо... А грусть бежит от дома мимо И растворяется во тьме, И лунный лик неторопливо Плывет в распахнутом окне. Звучат слова невычурно-уместно, Текут воспоминанья прежних лет, Но тусклых сожалений нет И здесь ничьей душе не тесно... Струна поет щемяще-честно О днях страданий, бед, утрат, Но глаз сиянье так приветно, Что жизни снова станешь рад. 13 июля 1998 г. 31. АХ, ДАЙТЕ МУЗЫКИ УРОК... Ах, дайте музыки урок, Чтоб нежным голосом гитары Мог воспевать я неустанно Ту, что вручил мне мудрый Бог. Неповторимые черты, Как кистью, рисовали б звуки, Чтоб от душевной маяты И от житейской суеты Их охранить, когда в разлуке. Пусть мимолетен свет весны, Чье быстротечно так цветенье, Но зрелой прелести свершенье Вознаграждает лета дни, Плоды даря садам осенним И золотой листвы убор... Потом все будет белоснежным, Как ледяные шапки гор, Пожухнут краски на картинах И потускнеют зеркала - И только звуки не остынут, Не станут дряблыми слова. Лишь чуть настрой подправив струнный, Калитку сада отопрем И по речной дорожке лунной, Как будто посуху пойдем... Ах, дайте музыки урок, Чтоб нежным голосом гитары Мог воспевать я неустанно Ту, что вручил мне мудрый Бог. 21 сентября 2000 г. 32. ГРАД КИТЕЖ Рельсы вдаль уносятся сквозь поля и рощицы, Где рассветы росные, алая заря, Устают, износятся, постоять чуть просятся, Где сияет россыпью злато октября. Словно ожерелие на балу утеряно, Цепь озер, как жемчугом, светит сквозь туман, А над ним невиданный Китеж-град чуть видимый, Девицей на выданье, пеной по волнам. А над ним не солнышко - ясная головушка Дорогой зазнобушки дарит счастье нам, Всем идущим, едущим, бабушкам и дедушкам, Малышам и девушкам, милым чудакам, Щебетом улыбчатым, смехом переливчатым, Добротой отзывчивой, блеском нежных глаз, Плавным рук движением, русых кос струением, Ангельским терпением утешая нас. Рельсы вдаль уносятся сквозь поля и рощицы, Где рассветы росные, алая заря, Устают, износятся, постоять чуть просятся, Где сияет россыпью злато октября. 6 сентября 2000 г. 33. НЕБЕСА Зазо-лотился звездный свод и про-ступило утро, И знать , какой там век и год, не нужно, хоть нетрудно. Была бы лишь свежа роса да солнышко - без тучек, И ты витала б в небесах, а я - был твой попутчик. А лес , как вербный фейерверк с колоннами из сосен, Березы тянут ветви вверх, к себе в объятья просят. И так пушист туман низин, реки нежна прохлада, Что мы покинем синь вершин земли принять награду. Ах как захватывает дух в стремительном паденьи, А впрочем, лучше уж, как пух, парить без нетерпенья. Глаза прикрыв, увидеть мир сквозь частокол ресничек, И распахнуть - и красок пир вдруг вспыхнет , как от спичек. А лес застенчиво внимал той болтовне беспечной, И каждый лист, как ни был мал, прокладывал путь в вечность, И так ясна земли краса, но нет виденья лучше, Чем ты, витая в небесах, и где я - твой попутчик. 4 мая 1999 г. 34. ВАЛЬС ВЛЮБЛЕННЫХ Нас в мире двое, а было ль свиданье случайно, Или нас Мойры на небе связали, но тайно ? Важно, что, встретившись, сразу друг друга узнали, Хоть гороскопы с гадалками не обсуждали. Какое счастье- быть, а если - и любить, а если - вместе жить, то радость - втрое И если - много лет, и если дети есть, кого ж судьба такая не устроит? Нас жизнь не балует, но и печалит не слишком, И,при двух бабушках, что ж не рождаться мальчишкам, И если делаем то лишь, что нам интересно, Так почему ж не рождаться стихам или песням ? Какое счастье - жить, а если - и любить. а если - вместе быть, то радость - втрое, И если - дети есть и им - немало лет, кого ж судьба такая не устроит? Что ж, что видна седина, коль друзей круг широкий, Жаль - есть война, но она на границе далекой. Можно увидеть свет, даже уехав - вернуться, Лишь бы приникнуть к тебе , когда векам - сомкнуться ... Как сладостно любить, а если- вместе быть, а если- долго жить, то радость - втрое, Коль не задета честь, и если - внуки есть, кого ж судьба такая не устроит? 14 февраля 1998 г. 35. ВАЛЬС ВОЕННЫХ РЕГУЛИРОВЩИЦ На перепутьях весенних распутиц, Зимников стылых и пыльных путей Нет постовых с чисто вымытых улиц - Есть лишь пехота - царица полей, И среди них, в гари танков , машин, Легки и изящны, как с бала Наташи, Машут флажком Таи, Раечки, Маши - Пусть охранит вас святой Валентин. Вальс под дождем, пробивающим лапник, Вальс под намокшим покровом палатки, Вальс с громыханием пушек и гроз, Вальс средь мелькания белых берез. Дал Бог вам счастья вернуться домой Даже без ран, хоть изранены души. Пусть же еще раз святой вам послужит, Чтобы любимый остался живой, Чтоб никогда не стоять вам в полях, Где нет колосьев - стволы лишь орудий : Ведь так созвучно - “ люди” и “любит”, Так для чего же им гибнуть в боях ? Вальс под дождем, пробивающим лапник, Вальс под намокшим покровом палатки, Вальс с громыханием пушек и гроз, Вальс средь мелькания белых берез. 5 сентября 1998 г. 36. БЕРЕГА И вот погас закат, деревья не шумят и птицы примостились в гнездах, И только облака взирают свысока, как мы хотим увидеть небо в звездах. И глухо гром ворчит, волна чуть плес рябит, в костре пылают жарко сосен сучья, И глаз не отвести от загнутых ресниц, когда сидишь ты, брови чуть насупив. Ах, сколько лет, веков у этих берегов очей прекрасных ловят взгляд мужчины, И сколь не длился б свет, всегда ответа нет, как стать для них единственным любимым... Опять погас закат, и листья не шуршат, и птицы все уснули в гнездах, Но облаков уж нет, и только лунный свет мешает видеть небо в звездах. 23 июля 1998 г. 37. ОБРУЧЕНИЕ Шелест ласковый дерев наполнил сад, Белоснежных яблонь цвет льет аромат, Серебристая луна спешит уйти, Понимая, что для нас, понимая, что для нас ясны пути. Пусть на них и не найти корон, держав, Но бесчестье не грозит, хоть будь неправ, И крепка моя рука, легка - твоя, Письмена на облаках, письмена на облаках нам шлет заря. Шаловливые кусты хлестнут листвой, Разведенные мосты над головой. Мы, омытые росой, как крещены, Летним Садом и Невой, Летним Садом и Невой обручены. 31 января 2000 г. 38. ОЛЕНУШКА Оплели пни осенью опенышки, Нагоняет дождик в душу грусть, Посвети улыбкой мне, Оленушка, Чтоб найти в тумане нужный путь. Отзвучали клики журавлиные, Спутал ветер веточек концы, Лишь глаза твои глубинно-синие, Словно моря Черного гонцы. Замело дороги снежным крошевом, Захрустели лужицы ледком, Не печалься , милая, хорошая, Прилетай с попутным ветерком. Легкая певунья длиннокосая, Стрекоза с невидимым крылом, Посидим, пока луна раскосая К нам плывет в потоке световом. Парой запряги две единицы. Двух морских стремительных коньков, И несись на солнца колеснице, Не теряя счастия подков. 11 ноября 1998 г. 39. ОГОНЬ ЛЮБВИ Огонь моей любви столь нежно-страстен, Как ветра теплого порыв средь хладной тьмы - В разгар жары он, может, лишь приятен, Но охранит от ярости зимы. Не уходи - как сможешь угадать, Какую Бог замыслит непогоду ? Прекрасно лишь такое время года, Когда дана нам счастья благодать. А в дивный день, весенний иль осенний, Когда льет солнце легкие лучи, Любая тень напомнит о забвеньи, Молчаньи одиночества в ночи. О, призови защитой от ненастий, Чтобы согрелись памяти углы, Огонь моей любви, что нежно-страстен, Как ветра теплого порыв средь хладной мглы. 27 октября 1998 г. 40 И СНОВА ВЕСНА... В день, когда исчезают снега и морозы, Нету большого желанья лить зимние слезы, Странно-ведь жизнь утекает в любые сезоны, Но смерть видна лишь в желтеньи газонов, Когда так безрадостен крик журавлиный, Тяжесть побега к теплу на чужбину, И облаками укрытое небо, Словно Господь на Земле еще не был. Но снова весна лишает нас сна И женщин прелестных легчают одежды, Смягчая сердца, морщинки лица, Даря миру радость любви и надежды. И пусть без конца взлетает пыльца, Нас заставляя чихать, даже плакать, Не прячьте глаза - ведь в мае гроза Ничем не напомнит осен-нюю слякоть. Август младого июня несет эстафету, Только на месяц июлю доверив секреты, Как из пыльцы, что нам так досаждала, Пиршество сделать роскошного бала. Лета так краток пробег, но прекрасен, Каждому смысл трудов его ясен, И так естественны будут резоны, Что не нужны остальные сезоны. Но только весна лишает нас сна, Когда дев прелестных легчают одежды, И, словно жена, кондуктор нежна, Мальцам на обед оставляя надежды. И пусть без конца взлетает пыльца, Нас заставляя чихать, даже плакать, Не прячьте глаза - ведь в мае гроза Ничем не напомнит осен-нюю слякоть. 7 июня 1998 г. 41. РЕСНИЦЫ На дневника страницах сгущаются дела, Но солнце так искрится, что служба немила. И так весенни лица, душа твоя светла, Что стайкой на ресницы в озерах глаз омыться спускаются синицы, щеглы, перепела. И щедрою рукою под аркой облаков И неба синевою рассыпан клад цветов. А ветер свеж и нежен, трава, как пух, легка, И мир, что был безбрежен, насмешлив и небрежен, к тебе вдруг стал привержен, а ты к нему - мягка. А я , такой беспечный, шатаюсь по полям, Где одуванчик свечи зажег, как тыщу ламп, И , глядя на страницы, как взяться за дела, Коль на твоих ресницах усевшись стайкой птицы , щеглы, скворцы, синицы, поют, как ты мила. 29 мая 1999 г. 42. ТЫ Растворив в ресницах синь небес, Золотистый луч в кудрях пушистых, Ты идешь , свежа, как лес, И легка, как речки плеск, А во тьме горишь пером Жар-птицы. Голос шелестит листвой дерев Иль несется ввысь в весенней песне, Души и сердца согрев, Точно матушкин напев, Дав себя почувствовать, как в детстве. Алость нежных щек и милых губ Будто бы подарены рассветом. Тучками бровей чуть-чуть К прелести добавив грусть, Бог поставил подпись под портретом. 30 марта 1999 г. 43. СТОГ В пушистом и душистом, Столь манящем стогу Чуть слышно гармониста На праздничном лугу, Где ярое гулянье Предсвадебной порой, А нам с подружкой Таней Путь к радости иной - От поцелуя чистого И до счастливых слез... Ах, пышная, лучистая, Густая сеть волос, Как сладко в ней запутаться, Не видя ничего, Объятьями окутаться, Не помня никого. За ласку и неистовство, За негу и восторг, За дерзость и за рыцарство - За все в ответе - стог, В ответе- лета жаркость И зов горячей крови ... А коль настанет старость, Тогда и грех отмолим. 30 июня 1997 г. 44. ОНА ИДЕТ... По этажам, по коридорам идет она походкой скорой И вмиг вокруг стихают споры, и ей вослед глядят глаза. Как будто бы на бал Ростовой нас переносит память снова, И чувств естественна основа, словно весенняя гроза. Есть в ней таинственность природы, непредсказуемость погоды, Изысканность такой породы, что украшенья не нужны. Она настолько совершенна, что ясно, почему Елена, Древнеахейская царевна троянцам стоила войны. Но мы смирны и вместо битвы возносим за нее молитвы, Не претендуя на роль свиты, тем боле - долю жениха. Ведь жен, в традициях Европы, ждет только участь Пенелопы, А нам, мужьям, по свету топать, с Цирцеей знать семь лет греха, Чтоб, постарев, домой вернуться, с когортой женихов столкнуться, Их перебить и ужаснуться тому, что сам средь них мог быть. Пусть лучше женщин совершенство дарит нам высшее блаженство, Чтоб дам с полотен синтиченто могли б возвышенно любить. Но вновь она по коридорам идет своей походкой скорой, И вмиг вокруг стихают споры, и ей вослед глядят глаза. Как будто бы на бал Ростовой нас переносит память снова, И чувств естественна основа, словно весенняя гроза. 16 августа 1998 г. 45. ЗИМНЯЯ ПРОГУЛКА В завьюженном логу, на ближнем берегу, В подсиненном снегу средь тихих елей Застывшая сосна стоит, напряжена, Словно струна метель виолончели. Полозия саней запели вдруг под ней И ритму бега вторит бубен звонкий, А лед из-под копыт, как искорки летит И пламенеет даль за горизонтом. Рука твоя тепла, душа светлым-светла, И щеки расцвели лихим румянцем, А взгляд смел и лукав, но, зная строгий нрав, Обнять тебя решился б только в танце. Вдруг нежный всплеск ресниц стал так красноречист И облачко приблизилось дыханья... Так губ прекрасен вкус, что слаще только хруст Полозьев, отдаливший расставанье. Но мы опять в логу, на ближнем берегу, В подсиненном снегу, где между елей Застывшая сосна стоит, напряжена, Словно струна метель виолончели. 10 октября 1998 г. 46. НА ПЕРЛАМУТРОВУЮ ГЛАДЬ На перламутровую гладь закатных кос упала кос упала прядь, Сквозь частный гребень облаков скользнувши, Небес чиста голубизна, с которой спорит лишь волна, Над молот рук объятия всплеснувши. И так бездонна тишина, хоть в гром прибоя вплетена, Столь непостижна и нежна, как лун-ный свет, А там стоит, отрешена, в мечты свои погружена, Та, что прекрасней в мире нет. Коль вдруг ее нарушить сон, отчаяньем будешь ты сражен, И впредь уже спасения не жди. И, смыв следы, пройдут дожди, ее тут больше не ищи, Поскольку нет жить смысла без любви. И вновь тяжелая волна грохочет, будто бы война Шагает уж взаправду по земле. Но что поделать мне с собой, когда проигран главный бой И мне не стать ее судьбой... 13 июня 1999 г. 47. ПОДАРОК ФЕИ Когда сон сходит, не спеша, Медвежьим мягким шагом Иль из небесного ковша Струится звездопадом. Тогда взлетаем по ночам, Как в безмятежном детстве, Планет сияющим очам Тобой дав наглядеться. А воздух тих, как океан, И теплой негой дышит, То нас вздымая к небесам, То отпуская к крышам. И там, где эльфов хоровод В мерцанье крыл прозрачных, Подарки фея раздает В коробочках изящных. И в самой ближней, что тебе Досталась неслучайно, Кольцо лежит, как знак судьбе - Жить впредь нам беспечально. Но вот беда - из царства снов Пора уж возвратиться... Надень, пожалуйста, кольцо - А вдруг оно не снится? 20 августа 1999 48. СЕНТЯБРЬСКИЙ РОМАНС Тихим сентябрьским вечером вас у калитки встречу я И по опавшим листьям будем идти сквозь сад, Ваше прекрасноречие, ваше прекрасноплечие, ваше прекрасноличие И ангельски дивный взгляд. Яблоки так приветливо светят, чтоб их заметили, Как первогрешных в Библии, боками златыми манят , Ваше прекрасноречие, ваше прекрасноплечие, ваше прекрасноличие И ангельски чистый взгляд. Пусть же сияют вечно заката багряного свечи, Женской души величие и объясненья обряд, Ваше прекрасноречие, ваше прекрасноплечие, ваше прекрасноличие И ангельски нежный взгляд. 12 февраля 1998 г. 49 В МИРЕ СВЕРКАНИЯ ЗВЕЗД Книгу вручила стихов : “ Помните, было когда-то...” - Странная магия слов, звезды на черни агата, Мерная поступь волны, теплого ветра дыханье, Нежное моря мерцанье в блеске дорожки луны. Легкий сияющий нимб над чуть насмешливым взглядом, Господи, что еще надо мне от грядущих годин ? Лишь сбереги, охрани этот росток от напастей, Не поскупись дать ей счастья в самые мрачные дни. Если решила судьба выбрать цветок для букета, Символа ясного лета - пусть поспешает сюда, Где обретается все, чем лишь природа богата В мире сверкания звезд , бархатной черни агата. 25 февраля 1998 г. 50. ТВОЯ ДУША… (заключение) Твоя душа ясна и постоянна, Но образ переменчив и высок, И путь к нему то легок, то далек, Обличие то близко, то так странно, Но только не привычно! Этим словом Вмиг губится поэзии основа - Ведь для нее все в старом мире ново И изученья пристально ждет... А ты с рассветом каждым все чудесней И, значит, мне писать стихи и песни, Благодаря за радостный приход. И, растворенная в ручьях, журчащих звонко, Или в грибных дождях, искрясь на солнце, Ты наполняешь нежностью сердца, Озера глаз и жаждущие губы - Чтобы звучали ангельские трубы И счастию не виделось конца. 17 августа 2000 г.

Рейтинг диктора: 5591.

Пожаловаться на пользователя

Озвучки этого пользователя

Александр Пасынский - Воплощения: странствия лирической героини

Скачать эту аудиокнигу в zip-архиве бесплатно (Продолжительность: 01:57:34 - 53.3 MB. 50 файлов)

    • Сейчас nan/10

    Рейтинг: nan/10 (0 голосов)

  • Прослушано: 393 раз
    Скачано: 2700 раз

Список добавленных пользователем книг